(no subject)

Ты пахнешь итальянским кашемиром, yohji и кохибой — я и забыла, что так пахнет секс.

Ты, как всегда, пронзительно красив, у меня, как всегда, перебивает дыхание.

У тебя почти седые виски, жесткий рот и только глаза все такие же, с ресницами, кокетливо задевающими стреху: взглянешь — и пропадешь. Приковывающий взгляд гоголевского вия.

И голос. Все тот же сводящий с ума, пробивающий сквозь позвоночник, навечно оседающий в альвеолах.

— А ты все также прекрасна, — шепчешь ты мне в затылок. И я буквально вижу нас со стороны: я, снова сломленная, и ты, снова имеющий право на все хозяин.

— А ты все также прекрасна, —  шепчешь ты мне в затылок, и ноги снова предательски дрожат.

— Значит, не почудилось, — облизав пересохшие губы отвечаю я, хватаясь за перила моста.

Ты, я, черная вода и снежный город. Ты, я, рождественский Питер. Ты, я, ветер в лицо. Ты, я. Как пятнадцать лет назад. В обновленных декорациях.

Ты разворачиваешь меня лицом к себе, запрокидываешь мою голову, и долго смотришь в глаза. Как укротитель на зверя. Ты смотришь мне в глаза, а меня мелко трясет. Только не уступить. Только не отвести взгляд. Только сохранить себя.

Начинают дрожать губы; я понимаю, что еще немного, и я оскалюсь. Оскалюсь и укушу тебя в подбородок, запущу пальцы в твои волосы, и буду целовать до одури. Но ведь мы уже прошли это? Я прошла. Прошла, перешагнула, забыла, научилась.

Научилась дышать дальше. Научилась засыпать без тебя. Научилась жить не тобой. Научилась.

Read more...Collapse )

(no subject)

http://nemo-bonus.livejournal.com/158844.html?view=1145724#t1145724

Какой-то пир неадеквата. Общественность копает чужое виртуальное грязное белье, ставит диагнозы, выносит вердикты, переписывает ТГП и основы пенитенциарной системы... рассказывает со знанием дела, что психиатрическая экспертиза может запретить рожать, что собаке - собачья смерть, что око за око...
Когда я вижу такие дискуссии, когда я понимаю, что все это говорят потенциальные присяжные, мне становится страшно. И непонятно, куда катится мир.

P.S. Лен, ты точно не знаешь, кто это такой самый умный непогрешимый судья?

(no subject)

А у тебя совсем больные глаза. Больные глаза, растрескавшиеся губы, надломленный голос, заляпанное московской грязью пальто.
Я бы пожалела тебя, обняла, поцеловала и принесла глинтвейну, но у тебя жена и ребенок, а я не могу решить, выходить замуж в босоножках или купить закрыте туфли. Я бы пожалела тебя, обняла, поцеловала и принесла глинтвейну, но ты хочешь терпкий кофе и показывать мне фотографии умилительно похожей на тебя - и от того страшненькой - девочки, а я записана на маникюр, чистку и коррекцию бровей. Я бы пожалела тебя, обняла, поцеловала и принесла глинтвейну, но мы снова так нелепо сталкиваемся в центре огромного мегаполиса, где оба бываем наездами, что становится страшно: а, вдруг, это - судьба?
А потом я понимаю, что, нет, не судьба. Минутное искушение. Понимаю, улыбаюсь, - уже не тебе, а в воздух - сажусь в машину и еду делать маникюр. Чистку и коррекцию бровей. Решать непосильную обувную задачу. А ты пьешь терпкий кофе и смотришь на фото страшненькой, похожей на тебя девочки.

(no subject)

Все лавры за дискуссию должна получить misteriaРыжая девушка. Я к той дискуссии не имею никакого отношения, кроме аккаунта. Когда меня просят близкие люди, я не отказываю.
Мне, кстати, очень приятно было. Только незаслуженно. И я сама удивляюсь степени терпимости misteria. Обычно, она экспрессивнее и агрессивнее.

(no subject)

Меня наталкивает на тебя в странных и неожиданных местах: на лестницах второсортных кабаков, в винтовых дверях отелей, на пляжах немодных курортов и в залах ожидания аэропортов. Ты всякий раз не один, а я как придется. Ты всякий раз красив до дрожи под коленками, а я с пятном на кремовом жакете, сломанным ногтем, немытыми волосами или прыщом над губой. Ты всякий раз улыбчив и вежлив, а я опускаю глаза.
Ты звонишь мне в разгар аврала и сообщаешь, что намерен купить квартиру в Москве, а я даже не могу отправить тебя в любое другое агентство, или, хотябы, к любому риэлтеру. Ты до сих пор имеешь надо мной какую-то непонятную власть.
Мне все чаще кажется, что надо пусть хоть кого-то в свою жизнь дальше койки. И тогда ты исчезнешь. Вот только я не знаю, надолго ли.

(no subject)

А ты, а что ты? А у тебя растет дочь. Говорят, она похожа на тебя - я им верю, ведь, иначе, ты все равно нашел бы в ней свои черты. Говорят, ты стал рано возвращаться домой и гулять с семьей в парке по выходным: иллюзия рождественской открытки. Говорят, ты перестал выключать телефон во время переговоров и планерок, говорят, ты отзваниваешь ей каждые полтора часа, говорят... как странно, мне до сих пор о тебе говорят.
У тебя растет дочь. Она похожа на тебя и ты, вечерами, рассказываешь ей те же сказки, что рассказывал мне. Она маленькая, она не понимает. На ее месте могла бы быть я, на ее месте мог бы быть наш ребенок. Но, меня нет, наш ребенок не рожден и ты рассказываешь сказки своей дочери. Потому что она - единственная, кто на своем месте.
А я, а что я? Все так же возмутительно не замужем и вопиюще бездетна. Иногда, знаешь, я ночами вижу нашего ребенка: он тянет ко мне руки и холодно смеется твоим смехом. И мне, мне до сих пор стыдно и виновато, но это - только мое и ничье больше. Говорят, я стала другой - я им верю. Говорят, у меня с каждым днем получается все лучше. Говорят, мой новый любовник слишком похож на тебя. Говорят. А мне все равно, потому что дома меня ждет кот и пустой холодильник, а у тебя растет дочь.
Ты знаешь, наверное я научилась жить без тебя. Знаешь, наверное я без тебя счастлива. Только мне про тебя говорят, и мое "наверное" теряет смысл. И я даже уже не помню тебя, но, временами, мне снится, как ты рассказываешь мне сказку на ночь. И тогда я ненавижу всех тех, которые говорят. Говорят о моей жизни, которая так и не стала моей.
Спокойной ночи. Пусть тебе никогда не приснюсь я.

(no subject)

Как долго еще ты будешь бить меня поддых? Как долго еще ты будешь опережать меня на целую жизнь? Как долго еще?
Она так очаровательно и слишком беременна, что хочется напиться.
Скажи мне, чем она оказалась лучше меня?
Скажи мне, почему мой мир после тебя проходит под нелепым лозунгом "не отчаивайся", а твой - "все и сейчас"?
Давай я обреюсь налысо и пущу косы вниз по Тибету, отрекаясь от всего, чем была? Давай? Может быть, тогда мы поменяемся местами?

(no subject)

А никто, случайно, не знает кого-нибудь, кто занимается недружественным слиянием-поглощением?